Дельфин

Сущность

"Родясь не обезьяной и не сфинксом,
я нитку, по которой стоит жить,
стараюсь между святостью и свинством
подальше от обоих проложить."

Игорь Губерман. "Гарики на каждый день"
Tags:

Не про то

reposted by lezvie_britvbl
Многое из того, что принято считать "про любовь" - на самом деле, любовью не является.

Например, настойчивые ухаживания, всякие там "бороться" и "добиваться" - это не про любовь.
Это про насилие. Про неуважение и отношение к человеку как трофею.
И сам трофей при этом не так интересен, как процесс завоевания и борьбы. Трофей, в принципе, в данном случае вообще не особо интересен - так, очередной кубок на полке, очередная звёздочка на крыле.

Разные "я без тебя не могу" - это тоже не про любовь. Это про алкоголизм и наркоманию.
Read more...Collapse )

Системная токсичность местных анестетиков

reposted by lezvie_britvbl


… практический врач должен иметь крайнюю степень настороженности в отношении ранних симптомов системной токсичности местных анестетиков (МА).



Системная токсичность местных анестетиков (LAST - англ. local anaesthetic system toxicity) является редким, но опасным осложнением регионарной анестезии. Наиболее часто LAST возникает при эпидуральной блокаде, блокаде плечевого сплетения, блокаде лестничных мышц, паравертебральных блокадах на шейном уровне, при множественных блокадах, а также при длительной инфузии местного анестетика. По данным Dillane D., Finucane B. (2010) частота развития системных токсических реакций при эпидуральной анестезии составляет 4 : 10 000, при блокаде периферических нервов и сплетений - 7,5 - 20 : 10 000 (в последние годы в западных странах отмечена тенденция к снижению частоты LAST, который возникает в настоящее время с частотой менее одного случая на 1000 блокад периферических нервов).




В 65% случаев LAST развивается у женщин. У значительного числа больных LAST возникает на фоне сопутствующих заболеваний: кардиальные, эндокринные, почечные. На вероятность и тяжесть LAST влияют индивидуальные особенности пациента, сопутствующий прием лекарственных препаратов, техника и место блокады, общая доза применяемого препарата, химико-фармакологические особенности компонентов применяемого препарата (обратите внимание: на фоне сопутствующих кардиальных, неврологических, легочных, почечных, печеночных, метаболических расстройств в детском и пожилом возрасте риск LAST увеличивается).

Патогенез LAST остается неясным, однако главным его звеном является неспецифическая блокада натриевых каналов. Чем больше мощность МА, тем сильнее он тормозит проводимость в сердце. Соответственно бупивакаин будет блокировать натриевые каналы мощнее и дольше чем лидокаин. Но при высоких плазменных концентрациях все местные анестетики способны вызвать тяжелую депрессию миокарда. Кроме того, местные анестетики ингибируют почти все компоненты окислительного фосфорилирования в митохондриях, подавляя синтез аденозинтрифосфата, что сказывается на деятельности органов, которые наиболее чувствительны к анаэробному метаболизму - сердце и мозг. Таким образом, LAST может проявляться [1] кардиотоксическим или [2] нейротоксическим действием, или же [3] их сочетанием.

Клиническая картина LAST-синдрома характеризуется крайней вариабельностью как по времени появления, так и по характеру клинических проявлений и их длительности. Как правило, имеет место последовательное развитие: нейротоксичность, затем кардиотоксичность (при атипичном течении LAST имеет место одновременное их развитие). Начальные проявления LAST представляют собой субъективные симптомы, вызванные возбуждением ЦНС: шум в ушах, онемение в периоральной области, металлический привкус во рту, возбуждение, вслед за этим развиваются эпилептические припадки (в 70 % случаев) и/или угнетение ЦНС (кома, угнетение дыхательного центра). Классическое описание клиники LAST включает легкую степень, которая проявляется покалыванием, зудом, онемением в области губ и языка, шумом в ушах, металлическим привкусом во рту, беспокойством, дрожью, чувством страха, фасцикуляцией мышц, рвотой, потерей ориентации. При средней степени тяжести отмечается нарушение речи, оцепенение, тошнота, рвота, головокружение, сонливость, спутанность сознания, дрожь, моторное возбуждение, тонико-клонические судороги, широкие зрачки, ускоренное дыхание. При тяжелой степени токсичности отмечается рвота, паралич сфинктеров, снижение тонуса мышц, утрата сознания, гипотензия, брадикардия, периодическое дыхание, остановка дыхания, кома, смерть (Neal J.N. et al., 2010).




Среднее время от инъекции до появления первых симптомов составляет около 60 секунд с разбросом от 30 до 180 секунд, чем короче время, тем выше вероятность, что МА попал прямо в артерию, кровоснабжающую головной мозг, и тем выше доза препарата была введена. Не менее чем в 25% случаев симптомы появлялись более чем через 5 минут, иногда спустя несколько десятков минут, что требует длительного наблюдения за пациентом, которому введены потенциально токсичные дозы МА (обратите внимание: при замедленной тканевой абсорбции развитие симптомов LAST возможно спустя 15 - 30 минут после инъекции МА).

Симптомы нейротоксичности отмечаются в 90% случаев LAST, и почти в половине случаев они сопровождаются кардиоваскулярными симптомами. В классических описаниях LAST кардиотоксичность не возникала без предшествующего токсического действия на ЦНС. Кардиоваскулярные симптомы без нейротоксических проявлений возникают лишь в 10% случаев. У отдельных больных при применении наиболее сильных МА кардиотоксичность может проявляться одновременно с припадками или опережать их в развитии. Однако когда LAST возникает в результате попадания МА непосредственно в сосуд (особенно при инъекции в сонные и позвоночные артерии), при этом субъективные симптомы могут не возникать, а сразу же развивается эпилептическая активность, на фоне которой отмечаются симптомы раздражения сердечно-сосудистой системы: гипертензия, тахикардия, желудочковые аритмии.

Запомните! При инъекции МА в обильно васкуляризованных областях (лицо, шея) необходимо помнить о том, что здесь скорость всасывания препарата увеличивается. Большие дозы локального МА могут вызвать проявления интоксикации даже при правильном выборе доступа. C целью исключения ошибочного введения больших доз МА рекомендуется дважды перепроверить концентрацию препарата на ампуле (т.к. лидокаин может быть 2 и 10%, а бупивакаин - 0,25 и 0,5%).




Снижение риска LAST достигается [1] введением МА строго по показаниям, [2] применением наименьшей возможной дозы препаратов, [3] устранением возможности интраваскулярного введения иглы или катетера. Выбор дозы не должен зависеть от массы тела у взрослых, так как концентрация МА в крови не зависит от веса. Особая осторожность необходима при введении анестетика вблизи сосуда, сопутствующих заболеваниях, введении адреналина. [!!!] При относительно высоком риске рекомендуется поэтапное введение МА в дозе от 3 до 5 мл с паузой 15 - 45 секунд (при блокаде нижней конечности время может быть увеличено), чтобы исключить развитие LAST. Перед введением МА рекомендуется пробная аспирация для исключения попадания в сосуд, однако в 2% случаев она ложноотрицательна. Проведение блокады под контролем ультразвука снижает частоту прямого попадания иглы в вену. При содержании в растворе адреналина о попадании иглы в кровь свидетельствует повышение частоты сердечных сокращений и артериального давления.


Подробнее о LAST в следующих источниках:

статья «Системная токсичность местных анестетиков: как доктор Джекил превращается в мистера Хайда» Н.О. Левина, О.С. Левин; Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования, кафедра неврологии (журнал «Современная терапия в психиатрии и неврологии» №1, 2018) [читать];

статья «Системная токсичность местных анестетиков» С.А. Рабинович, Л.А. Заводиленко; Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова Минздрава России, Москва (журнал «Стоматология» №2, 2017) [читать];

статья «Нейротоксичность общих анестетиков: современный взгляд на проблему» Овезов А.М., Пантелеева М.В., Князев А.В., Луговой А.В., Борисова М.Н.; ГБУЗ МО «Московский областной научно-исследовательский клинический институт им. М.Ф. Владимирского», Москва (журнал «Неврология, нейропсихиатрия и психосоматика» №7(4), 2015) [читать];

статья «Системная токсичность местных анестетиков при регионарной анестезии» B.А. Корячкин, Е.В. Гераськов, В.С. Казарин, М.А. Лиськов, М. Моханна, М.П. Мальце, Г.М. Малевич; ФГБУ «Российский научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии им. Р.Р. Вредена» МЗ РФ, Санкт-Петербург (журнал «Регионарная анестезия и лечение острой боли» №3, 2015) [читать];

клинические рекомендации «Интенсивная терапия при системной токсичности местными анестетиками» Лахин Р.Е., Корячкин В.А., Уваров Д.Н., Ульрих Г.Э., Шифман Е.М., Глущенко В.А., Куликов А.В.; Комитет по ультразвуковым технологиям общероссийской общественной организации «Федерация анестезиологов и реаниматологов», 2016 [читать] (2015 [читать]);

статья «Осложнения периферических невральных блокад» О.А. Тарабрин, Кафедра анестезиологии и интенсивной терапии, Одесский государственный медицинский институт, Украина (журнал «Регионарная анестезия и лечение острой боли» №1, 2013) [читать];

статья: «Клиническая фармакология местных анестетиков: классические представления и новые перспективы применения в интенсивной терапии» А.М. Овечкин, Первый московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова, Москва (журнал «Регионарная анестезия и лечение острой боли» №3, 2013) [читать];

статья «Фармакологические особенности применения местных анестетиков у пожилых пациентов» Б. Вееринг, Отделение анестезиологии Медицинского центра Лейденского университета, Лейден, Нидерланды (журнал «Регионарная анестезия и лечение острой боли» №1, 2011) [читать];

статья «Системная токсичность местных анестетиков при регионарной анестезии в ортопедии и травматологии» В.А. Корячкин, В.Г. Чуприс, А.Ж. Черный, В.С. Казарин, М.А. Лиськов, Г.М. Малевич, М.П. Мальцев; ФГБУ «Российский научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии им. Р.Р. Вредена» МЗ РФ, Санкт-Петербург (журнал «Травматология и ортопедия России» №1, 2015) [читать]


© Laesus De Liro


sharing is not caring

reposted by lezvie_britvbl
Ко мне периодически обращаются с вопросом, можно ли дать мою контактную информацию родственнику/знакомому/соседу/клиенту, который присматривается к иммиграционным возможностям. И я обычно отвечаю стандартно: "Попросите заинтересованное лицо написать мне о своих обстоятельствах, я посмотрю, могу ли быть полезной." Примерно в половине случаев за таким ответом следует вопрос коммерческого характера - "А сколько Вы мне заплатите, если я пришлю Вам клиента?" В этот момент у меня появляется блестящая возможность укрепить спрашивающего во мнении, что все адвокаты - жадные и циничные хапуги, потому что на вопрос я всегда отвечаю "нисколько."

Поскольку услышав такой ответ рекоммендующий интерес ко мне обычно теряет, у меня редко появляется возможность объяснить, почему же я не хочу отстегнуть немного от своего адвокатского гонорара. Мотивация же нежелания делиться уходит корнями в традиции легальной системы США вообще, и всей англосаксонской системы в целом. морально-этический аспектCollapse )

Височная личность

reposted by lezvie_britvbl
В основные характеристики височной личности входят развитость воображения с тенденцией к погружению в мечтания, яркие сновидения с переживаниями полета и ощущением невесомости, выраженная склонность к фантазированию (fantasy-proneness), мечтательность, «сны наяву» (day dreams), частые возникновения состояний déjà vu (дежа вю), обостренное чувство предвидения с само-исполняющимися пророчествами, чувствительность к специфическим запахам (обострение обоняния со стимуляцией воображения) с формированием особо значимых эмоциональных ассоциаций, с наплывом эмоционально насыщенных воспоминаний о значимых людях, встречах, эпизодах отношений из прошлой жизни. Наблюдается «очарование огнем» со стремлением медитировать, всматриваясь в горящие угли, камин, костер, свет свечей, что приводит к возникновению трансоподобных состояний с отрывом от окружающей действительности. Люди с височной личностью проявляют творческую активность, что выражается в ведении дневников, сочинении стихов, прозы, а также продуцировании нарративов с описанием собственного эмоционального состояния (нарратив - англ. narrare - языковой акт, то есть вербальное изложение - в отличие от представления). Типично развитие диссоциаций с переживаниями наблюдающего эго или внутреннего компаньона/компаньенши, восприятие себя в различных возрастных периодах. Развита эмпатия и интуиция. Как правило, обнаруживаются признаки нарциссизма, что находит отражение в содержании сновидений и фантазий, а также в продукции творческой деятельности.

У лиц с характеристиками височной личности часто возникают мечтательные депрессии и дисфорические состояния. Люди с височной личностью предрасположены к легкому возникновению состояний ярости, которая по своим клиническим проявлениям совпадает с нарцисстической яростью. Мечтательная депрессия протекает с отсутствием характерного для классической депрессии чувства вины, каких-либо идей самообвинения, отсутствует замедление психических процессов и моторики. Имеет место активизация воображения с негативным содержанием, включающим сценарии катастроф, сцены собственной гибели и похорон. Мечтательная депрессия может сопровождаться суицидальными тенденциями и реализациями. Синдром мечтательной депрессии несет в себе опасность ошибочной оценки и диагностики шизофрении в особенности у людей (с височной личностью), склонных к аутизации и реакциям избегания.

Височной личности свойственна активация выделяемого Фрейдом «первичного процесса». Первичный процесс включает аутистическое и дереистическое мышление (мышление с суждениями, определяющимися эмоциями и желаниями больного, а не логикой и реальными обстоятельствами). Аутистическое мышление является выражением, прежде всего, внутренних психических переживаний. Приближающееся к нему дереистическое мышление фиксировано на глубоком отрыве от реальности, в том числе, диссоциации от внутреннего Я субъекта. В плане современных представлений, у височной личности присутствует активация «глубинной бессознательной системы разума», что создает предрасположенность к эпизодическому возникновению особых пароксизмальных психических состояний с положительными или отрицательными эмоциональными переживаниями. Положительные эмоциональные состояния могут достигать уровня, характерного для экстаза.

Клинические наблюдения над клиентами с выраженными признаками височной личности показывают, что восприятие реальной действительности, окружающих, с которыми они вступают в контакт, происходит во многом на бессознательном уровне. Эти лица производят бессознательное сканирование происходящего во вне от них и обладают способностью улавливания неосознаваемых сублиминальных сигналов, которые воспринимаются и оцениваются как особо значимые и требующие немедленной реакции на них. Реакция возникает в бессознательной системе и приводит к изменению психического состояния, содержания мышления, эмоций и поведения. При этом причины возникшего изменения, как правило, не осознаются, так как не распознаются триггеры (внешние сублиминальные бессознательные пусковые стимулы), приведшие к этим изменениям.

Активизация глубинной бессознательной системы разума приводит к инфляции сознания первичным процессом. Это развитие сопровождается регрессом психической деятельности на ее ранний период, соответствующий шизоидно-параноидной позиции, согласно М. Klein (1993). Регресс может включать, с одной стороны, возникновение первичного страха аннигиляции и, с другой - появление полюсного кратковременного (нескольких секунд или минут) экстатического состояния блаженства, экзистенциальной радости и счастья:

[1] трудно вербализуемые переживания внутреннего покоя, полной психической релаксации, ощущения единства с Природой и отстраненностью от всего того, что ранее беспокоило и тревожило в реальностях повседневной жизни;

[2] переживания носят, прежде всего, чувственный характер и не сопровождаются стремлением к интеллектуализации, тем не менее, в них присутствует ощущение приобщения к какой-то Истине, какому-то особому Знанию;

[3] отношение к себе и к окружающему миру становится совершенно иным, что определяется чувством связи с Высшей Силой, переживанием Единства со всем окружающим, что можно определить как «Все в Одном и Одно во Всем»;

[4] теряется ощущение времени, возникает ощущение потери себя, «растворения» границ собственного Я;

[5] эти состояния вначале возникают спонтанно, а в дальнейшем могут также провоцироваться особыми видами активности, к последним могут относится: самостоятельно избранный способ медитации в виде длительного всматривания в пламя свечи, рассматривание себя в зеркале, ритмические раскачивания, вызывание «внутреннего озноба»;

[6] процедура вызывания переживаний экстаза и само переживание экстаза, как правило, становится значительной частью жизни (человека с «височной личностью), к ним постепенно формируется сверхценное отношение, что находит отражение в тематике сновидений, фантазий, содержании «снов наяву», в размышлении на эту тему в свободное от работы или каких-либо занятий время, с предвкушением возможность их целенаправленного вызывания, при этом делается все возможное для того, чтобы исключить какие-либо внешние препятствия, которые могли бы помешать активизации этих состояний.

Возникновение аддикции (зависимости) на «височной основе» не является типичным случаем. Эта особенность связана с тем, что психологические характеристики височной личности не нуждаются в дополнительном внешнем аддиктивном стимулировании. Височная личность обнаруживает интроаддиктивность – возможность ухода в мир воображения и фантастических позитивных переживаний без использования внешних аддиктогенных воздействий. «Почва» височной личности является гетерономной (чужеродной) для коморбидного развития аддикций. Если же аддикция и возникает, то её основой является желание искусственного повторения эндогенно возникающих экстатических состояний (см. выше). Аддикции к вызыванию экстатических состояний (у аддиктивной личности) имеет ту особенность, что не является по отношению к ней (к аддиктивной личности) гетерономной эго-дистонной, чужеродной; её содержание соответствует или приближается к эндогенно возникающим экстатическим состояниям. Гомономный характер вызываемых состояний может приводить к усилению положительных сторон психологических характеристик височной личности, к которым относятся стремление к творчеству и спиритуальному личностному развитию. Также у височных личностей возможны формирование аддиктивного употребления алкоголя и аддиктивного голодания. Следует отметить: содержание аддиктивных мотиваций у височных личностей характеризуется своеобразием мотиваций, скрытостью, что требует внимательного психологического анализа в каждом конкретном наблюдаемом случае. Эффективность терапевтических подходов связана с необходимостью установления с пациентами / пациентками длительных доверительных отношений в обстановке эмпатического созвучия.



литература: 1. статья «Височная личность и аддиктивная мотивация вызывания экстатических состояний» Ц.П. Короленко, Т.А. Шпикс, Новосибирский государственный медицинский университет; статья опубликована в журнале «Практическая медицина» №1 (66) апрель 2013 г. (Неврология. Психиатрия). 2. статья «Височная личность и аддикции» Ц.П. Короленко, Т.А. Шпикс, ГБОУ ВПО «Новосибирский государственный медицинский университет (НГМУ)» Минздравсоцразвития, г. Новосибирск; опубликована в сетевом научном издании (НГМУ) № 6 - 2012 г., 14.00.00 медицинские и фармацевтические науки


© Laesus De Liro


Цереброкардиальный синдром

reposted by lezvie_britvbl


Актуальность. Клиническое значение цереброкардиального синдрома (ЦКС) заключается в том, что он может выступать причиной диагностических ошибок и гипердиагностики кардиальной патологии в ситуациях, когда ее реально нет, и, соответственно, приводить к неправильному лечению. Правильная диагностика ЦКС определяет тактику инфузионной терапии и инотропной поддержки как основных компонентов терапии, ориентированной на мозг (brain oriented therapy).



Дефиниция. ЦКС (или нейрогенная кардиальная дисфункция) - термин, предложенный в середине 50-х гг. прошлого века для обозначения определенных изменений на ЭКГ, сопутствующих поражению головного мозга (далее - сопутствующих «острой церебральной недостаточности» [ОЦН]). В более широком смысле ЦКС - это наличие у больных с острыми мозговыми катастрофами совокупности кардиальных нарушений, включающих различные клинико-инструментальные изменения (желудочковые аритмии, кардиалгии, цереброгенный отек легких, ЭКГ-изменения вплоть до инфарктоподобных [подробнее – см. далее]). Принципиально то, что эти изменения часто являются не признаками самостоятельного поражения сердца, а отражением патологии головного мозга.

Частота ЦКС наиболее часто встречающийся вариант вегетативной дисфункции при ОЦН. Только по данным эхокардиографии ЦКС составляет 10 - 30%, а по клиническим признакам значительно чаще. В литературе подробно описана связь между церебральным повреждением и возникновением ЦКС. Повреждающими центральную нервную систему (ЦНС) являются следующие патологические состояния: инсульты (ишемические и геморрагические), черепно-мозговая травма, опухолевые поражения, менингиты, энцефалиты, интоксикации и комы различного генеза, нейрохирургические операции, эпилепсия и др. [!!!] Наиболее часто ЦКС встречается после перенесенных острых аневризматических субарахноидальных кровоизлияний (САК).

Патогенез. ЦКС, как частный случай церебро-висцеральной патологии, свидетельствует о неразрывной связи и взаимозависимости мозговой и системной гемодинамики. Известно, что в основе развития ЦКС лежат сложные метаболические деструктивные нарушения, возникающие в миокарде вслед за церебральной патологией. Функция сердца регулируется центрами ствола головного мозга посредством симпатической и парасимпатической иннервации. Поражение определенных мозговых структур сопровождается нарушением сердечно-сосудистой автономной регуляции с чрезмерной симпатической активацией («симпатическая буря»). Центрогенное возбуждение симпатико-адреналовой системы и дисфункция автономной нервной системы приводят к усиленному выбросу в плазму крови катехоламинов, которые вызывают преждевременное распространение потенциала действия, удлиняя фазу деполяризации и сокращая период реполяризации, что провоцирует нарушение ритма, как начальное проявление ЦКС. Ответом на развивающееся таким образом снижение эффективного сердечного выброса является нарастающая симпатическая стимуляция в виде нарастания частоты сердечных сокращений (ЧСС) и повышения артериального давления (АД). Компенсаторное увеличение коронарной перфузии приводит к некомпенсируемому трансмембранному входу Са2+ и выходу К, нарушению актин-миозинового комплекса, т. е. вторичному реперфузионному повреждению кардиомиоцитов. При этом длительно сохраняющийся высокий уровень норадреналина может вызывать не только нарушение открытия кальциевых каналов, но и активировать перекисное окисление, что приводит к клеточному повреждению и утечке кардиальных энзимов из клетки. В итоге это приводит к снижению сократительной силы кардиомиоцитов («метаболическое повреждение миокарда гипер-адренергического типа»). На фоне сохраняющейся высокой концентрации катехоламинов в крови и синапсах наступает состояние «ошеломленный или окаменевший миокард» («адреналиновый миокардит»). У пациентов с преморбидно имевшейся ИБС это приводит к развитию контрактильного некроза, в то время как у преморбидно здоровых пациентов кардиальная дисфункция потенциально полностью обратима в течение 3 - 42 дней.

Кардиальное повреждение может развиться сразу или в течение нескольких часов после перенесенной ОЦН. Часть пациентов могут иметь асимптомное течение с небольшим возрастанием кардиальных ферментов повреждения миокарда, в то время как у других развивается клиника кардиогенного шока, острой сердечной недостаточности и отека легких.

ЭКГ-паттерны ЦКС. Для ЦКС наиболее характерны изменения конечной части желудочкового комплекса, в частности, выраженное увеличение продолжительности и амплитуды зубца T, его уширение («безразмерный», «сумасшедший» зубец Т), инверсия, увеличение зубца U, слияние зубцов Т и U («Т+U»). Отмечается удлинение интервала QT и QTU. Возможен подъем или депрессия сегмента ST, создающие картину «псевдоинфарктной» кривой. Похожие изменения ЭКГ встречаются при Wellens syndrome. Выраженные инвертированные зубцы Т у пациентов с нестабильной стенокардией впервые описаны в 1982 г и получили название «Wellens syndrome», по фамилии одного из авторов публикации. ЭКГ-паттерн имеет высокую (84%) диагностическую ценность при критическом (более 70%) стенозе левой коронарной артерии и прогностическую значимость (38% риск неблагоприятных, ожидаемых в ближайшие 16 месяцев кардиоло- гических событий, включая острый инфаркт миокарда). В отличие от Wellens syndrome, зубцы Т при ЦКС несимметричные, высокоамплитудные, широкие и «слишком велики для инфаркта миокарда». Из нарушений ритма наиболее часто встречаются: синусовая брадикардия (реже тахикардия), желудочковая или предсердная экстрасистолия, мерцательная аритмия, медленный атриовентрикулярный ритм. Иногда наблюдается нарушение внутрижелудочковой проводимости в виде преходящих блокад одной из ножек пучка Гиса. Для ЦКС характерна быстрая обратная динамика, не отражающая направленности церебрального процесса.

ЭКГ-исследование больным с острой мозговой патологией целесообразно проводить ежедневно, вплоть до нормализации клинической картины, с оценкой динамики ЧСС, АД и характера изменений конечной части желудочкового комплекса.


Литература:

статья «Цереброкардиальный синдром. Дифференциальная диагностика, лечебная тактика» А. А. Белкин, В. С. Громов, А. Л. Левит, О. Г. Малкова, Ю. В. Шилко, С. Д. Чернышев, А. Н. Агеев; Свердловская областная клиническая больница № 1, Уральская государственная медицинская академия, Екатеринбург (журнал «Анестезиология и реаниматология» № 4, 2012) [читать];

статья «Цереброкардиальный синдром» И.Н. Лиманкина; Санкт-Петербургская психиатрическая больница №1 им. П.П. Кащенко (журнал «Вестник аритмологии» № 58, 2009) [читать];

статья «Цереброкардиальные проявления при острой церебральной недостаточности различного генеза: дифференциальная диагностика и лечебная тактика» В.С. Громов, А.Л. Левит, А.А. Белкин, Ю.В. Шилко, Е.В. Праздничкова; ГБУЗ СО «Свердловская областная клиническая больница №1», Екатеринбург (журнал «Патология кровообращения и кардиохирургия» №3, 2014 [читать];

статья «Случай цереброкардиального синдрома» А.В. Клеменов; Городская клиническая больница № 30, г. Нижний Новгород (журнал «Современные технологии в медицине» №3, 2014) [читать];

статья «Цереброкардиальный синдром в остром периоде инфаркта головного мозга» Порядная О.В., Шоломова Е.И.; ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России, кафедра нервных болезней (журнал «Бюллетень медицинских Интернет‐конференций» № 3, 2013) [читать];

статья «Наджелудочковые и желудочковые аритмии сердца при ишемическом инсульте» Прекина В.И., Самолькина О.Г.; ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарёва», Саранск, Россия (журнал «Современные проблемы науки и образования» №4, 2014 [читать];

статья «Цереброкардиальный синдром у пациентов с пароксизмальными нарушениями биоэлектрической активности головного мозга» С.А. Гуляев (Научный центр неврологии РАМН, Москва; Институт детской неврологии и эпилепсии им. Святителя Луки, Москва), И.В. Архипенко (Медицинский центр «Клиника на Миля); журнал «Русский журнал детской неврологии» №3, 2011 [читать];

статья «Роль вегетативной нервной системы в развитии цереброкардиальных нарушений» Н.Ю. Басанцова, Л.М. Тибекина, А.Н. Шишкин; ФГБОУ «Санкт-Петербургский государственный университет», Санкт-Петербург (Журнал неврологии и психиатрии, №11, 2017) [читать];

автореферат и диссертация по медицине на тему: «Цереброкардиальный синдром при ишемическом инсульте (патогенез, диагностика, клиника, обоснование лечения)» Долгов Александр Михайлович, Москва, 1995 [читать];

автореферат и диссертация по медицине на тему: «Клинико-функциональные и прогностические особенности церебро-кардиального синдрома» Королев Алексей Евгеньевич, Москва, 2006 [читать].


© Laesus De Liro


Про депрессию

reposted by lezvie_britvbl
Автор

Знаете, есть одна очень важная тема, которую я страшно боюсь обсуждать публично. Потому, что скорее всего, меня не поймут, или поймут не так. Я хочу поговорить о клинической депрессии — и сделать это в положительном ключе. Но я попробую. И специально оставлю это снаружи всех замков.

Мне важно рассказать это как минимум, двум людям, которые сейчас, возможно, переживают нечто похожее. То, что вам нужно знать обо мне для понимания этого текста: уже пять лет я живу с тем, что в народе зовут ״депрессией״. И за это время в моей жизни появилось много разных новых аспектов, но оглядываясь назад я понимаю, что именно депрессия сделала меня счастливее, чем я была пять лет назад. Да, разумеется, у меня бывают кризисы, и до сих пор бывают ситуации, когда мне кажется, что я не справляюсь с жизнью. Но хорошего, однозначно, стало больше, несмотря на все пережитые потери. И вот об этом хорошем я и хочу вам рассказать. О депрессии, которая сделала меня сильнее. Вот что я поняла за пять лет жизни в этом уровне игры:

— Мои ресурсы конечны, и никто не имеет права отнимать их у меня силой. Я не могу, да и не обязана держать ответственность за чувства родственников, друзей и знакомых кролика. У меня нет такого органа, чтобы это сделать. Нет на это сил. И никогда не было и не будет. И никто из тех, кто от меня что-то требует не в праве меня осуждать, когда я отказываю.

Read more...Collapse )
Дельфин

Метафора - по итогам военного процессинга в ру психолог

Оригинал взят у rinamois в Метафора - по итогам военного процессинга в ру психолог
Метафора - это божественный подарок, дар, а не грязная тряпица, в которую чтото заворачивают.

Метафора - это маркер человечности, то, где пролегает граница между животным и хомосапиенсом.

Метафора - это философский камень языка, алхимическое волшебное, превращающее свинец в золото.

Метафора - это третье исцеляющее, избавляющее от невроза.

Метафора - это основа ментализации, избавляющая от психоза.

А термин - это уже дар человека Богу, способ сообщить "наверх", что огонь Прометея принят, переработан и возвращен Творцу от Творения.

Никак не тряпица для заворачивания того, что нельзя - или кажется, что нельзя - показать открыто.